Здравствуйте, друзья. Сегодня я хочу поговорить о душевной боли, как о том единственном, чего каждый из нас всеми силами старается избегать. Обычно я пишу о том, что хорошо изучил для себя, и в чем разбираюсь на основе личного опыта. Но сегодняшняя тема о том, в чем я, оказывается, не разбираюсь. При этом ещё пару дней назад был уверен, что разбираюсь замечательно. 

Мои практики медитации привели к равновесному состоянию в большинстве ситуаций. Если 5 лет назад я был вспыльчив, агрессивен, профессиональный спорщик, умело продавливал своё мнение и отстаивал идеи. Типичный козерог, как говорили все, кто меня знали. Всё это, по мере практики медитации, начало сходить на нет. Замечательно, подумал я, значит медитация делает нас спокойными и уравновешенными. О чем, собственно, много раз рассказывал на вебинарах, семинарах, курсах.

Но, оказалось, всё немного не так. Что должно давать равновесие и спокойствие? Благость на душе. Но вот этой благости я не испытывал. Сейчас я понимаю, что главное, чему научила меня медитация – осознавать своё проявление прежде самого проявления. Это значит, что за счет наработки концентрации, я научился фокусировать себя на настоящем моменте, и мои действия перестали быть компульсивными (необдуманными). Прежде, чем проявить возникающую во мне реакцию, я её осознавал, и… подавлял. 

Быть агрессивным некрасивое проявление. Когда мы видим агрессивных людей, то они нам перестают нравится (например, потому что мы связываем возникающее в нас напряжение с их проявлением). Другими словами, если кто-то кричит и топает ногами, то мы инстинктивно чувствуем угрозу, и даже если готовы себя защитить, или вообще не являемся объектом нападения – адреналин всё равно впрыскивается в кровь, мы становимся собранными, внимательными и… очень напряженными. Напряжение явно не благость на душе. Это скорее выход из благости и переход на ответное агрессивное поведение (адреналин то работает). А если мы сами по себе спокойные (адекватные, или правильно оценивающие ситуацию) люди – агрессию подавляем, но видим объект, вызвавший напряжение, и он нам перестает нравится.

Естественно, что я рад был перестать агрессивным человеком. Я стал больше нравится людям. За умением контролировать себя и свои эмоции всегда чувствуется сила. Такие люди внушают уверенность. И я не раз это услышал от близких и друзей – ты изменился, это очень хорошо чувствуется, это круто, как тебе удалось? Медитация, отвечал я.

Но вот что я узнал недавно – медитация позволяет осознавать свои реакции, подавлять их. Но реакции то как появлялись, так и появляются. Да, во мне может вспыхнуть внутри гнев, но я проконтролирую этот момент. Может кто и почувствует, что что-то не так, но уж точно не увидит подтверждения своим подозрениям в моём проявлении. Ты можешь быть само спокойствие, но в тебе бушует ураган. Можно назвать это благостью на душе? Я думаю нет. Благость – это внутреннее состояние, а не контроль эмоций. 

Но как же я был уверен в обратном. Я благостный человек, заявлял. И многие могли поверить, потому что я верил в этом сам (а значит транслировал это через уверенность), а также потому, что внешне я замечательно контролировал себя. Но внутри – часто бушевал ураган. Да и сейчас бушует, кого я обманываю. Просто я вдруг это увидел. Не сам. Мне помогла Елена Гуськова. 

В эти выходные я побывал на семинаре “Сатори Хилинг: базовый курс”. И нашёл, как мне кажется, последний важный пазл в свою картину мира. На самом деле он всегда лежал на виду. Во множестве моих статей говорилось многое из того, что я услышал. Но услышать – не значит понять. Вот говорится “прими жизнь как она есть”, и что? Вроде принимаю. Да, соглашаюсь, что в мире много зла, много добра, и где-то среди этого все мы. Вроде же банальная фраза, нет? Но принять жизнь, как она есть, это не философское размышление, а прямое указание на то, что такое жизнь. А жизнь, это двойственность, где радость смешана с горестями, благость и болью, любовь со страхами, принятие с отторжением.

Я не раз слышал от окружающих, и от себя самого, возмущение – ну как же так, я иду по духовному пути, в отличие от миллионов других людей. Ну почему на этом пути так много несправедливости, несчастий? Кто-то же живет припеваючи, и при этом совершенно не задумывается о смысле бытия. Почему так? И вовлекаешься в рассуждения о карме, о том, что духовный путь, это дорога лишений, и что твои невзгоды, это экзамены на истинность веры и убеждений. И получается, что духовный путь – это тяжелая дорога. Даже мысли приходят – зачем этот путь вообще нужен? Если от него мало что зависит. 

Например, когда я обсуждал Бога и то, что открываю, в семье, все недоверчиво, но слушали. Задумывались. А потом сгорел дом. И разговоры о Боге потеряли весь смысл. Что это за Бог такой, который вновь устраивает великое испытание (пережили потерю дома уже в третий раз)? И зачем оно нужно, задумываться, если от этого ничего в жизни не меняется. Кажется, что всё подвержено чистой случайности независимо от твоей веры во что-либо. И какие у меня оставались аргументы? Они звучали, но не вызывали особого интереса в семье. Хорошо думать о Боге, да только на фоне выживания некогда. Карма? Да плевать, когда жить негде.

После семинара мне пришла аналогия, которой хочу поделиться. Ты хочешь испытать жизнь, и Бог дает тебе белое и чёрное мороженое. Белое очень вкусное, сладкое. А черное горькое, отвратное на вкус. Чтобы узнать жизнь, нужно съесть оба мороженного. И белое мы уплетаем не задумываясь, всем нравится его сладость. А черное откладываем в сторону. Кусаем потихоньку, потому что вроде как надо съесть. Но тут же откладываем с мыслями “попозже доем”. Но белое мороженное уже съели, кушать надо, вот и и остается потихоньку питаться этим черным мороженным. И жизнь становится горькая. Изо дня в день. Как это мороженое. Нет в нёй сладости. Но ведь пока не съешь оба мороженного – жизнь не узнаешь. 

Но мы уже забыли, что получили оба мороженого, чтобы познать жизнь во всей её полноте. И обращаемся к Богу – почему у меня на завтрак, обед и ужин только это горькое мороженое? Я ведь и думаю о тебе, и молитвы читаю, и аскезы выполняю. Посмотри, вот Вася из соседней квартиры вообще забыл про тебя, и у него такой разнообразный ужин. А у меня только это горькое мороженое. Может и нет тебя, Бог? 

И что он может на это ответить? Ну, как бы, друг мой, ты мороженое черное доешь, познаешь жизнь, и мы обсудим следующее блюдо. Ты же хотел жизнь познать? Но мороженое то не доел?

Белое мороженное – это положительные эмоции, которые мы очень любим проживать. А черное мороженое – это боль, от которой мы старательно убегаем. Никто не любит проживать боль. Но жизнь, это и положительные эмоции, и отрицательные. Мы уплетаем белое мороженое за обе щеки, а черное откладываем в морозилку, пока в холодильнике не останется места. Открываешь его, а там сплошное черное мороженное, которое мы копили долгое время, потому что не любим его кушать. Может, Бог и рад бы дать тебе сладости, да положить их уже некуда.

Мы стремимся познавать жизнь через радость, но не стремимся познавать через боль. Потому не можем прожить свою боль от того, что нас кто-то не любит, оскорбляет, обзывает, считает недалеким, лишает премии на работе, или изменяет нам с другим человеком. Мы не проживаем эту боль, порождая сопротивление. Ах ты меня не любишь – да не больно то и хотелось, я тебя тоже не люблю. Оскорбляешь меня? Да мне плевать, я оскорблю тебя ещё больше. Это я недалекий? Да нет, я то всё знаю лучше всех, и докажу тебе, тогда и поймешь, что дурак, это ты. Все мужики козлы, все бабы дуры, все начальники жадные утырки, и продолжать можно бесконечно.

Я то хороший, просто вы плохие, и потому не можете увидеть это – вот самое частое убегание от боли.

А ведь всё, что нужно сделать – согласиться, и прожить боль. Я дурак? Что, если не сопротивляться, и не доказывать обратное? А принять, и прожить боль от того, что ты дурак? Тебя предали? Что, если не искать способ отомстить, а погрузиться в боль предательства, осознав свои чувства, и прожить эту боль столько, сколько будет нужно. Пусть слезы капают от обиды, не надо утешать себя, мечтать, что всё изменится – тебе плохо, не убегай от этого, а проживи до конца. Вот что значит съесть черное мороженое, освобождая холодильник. 

С Леной Гуськовой мы знакомы давно. Кажется, она пришла в эту группу, где я публикую свои статьи, одной из первых. Много раз погружался по её вопросам, и публиковал ответы для всех желающих. Я знал, что она психолог, автор метода “Сатори Хилинг”, но никогда особо этим не интересовался для себя. Ну а что – если люди не могут прожить боль, то лично я бы порекомендовал им медитацию. Вот у меня не боли, потому мне всё это и не нужно. На семинар пошел из интереса к Лене, как человеку, которого давно знаю. И хотелось лучше понять психологию, у меня ведь нет никакого образования в данной области. 

И вот практика, где все разбиваются на пары, и терапевтируют друг друга. Что же выбрать как свою проблему? У меня ведь нет проблем. Ну хорошо, тяжело видеть, как страдают родители, стараясь придумать, как снова отстроить дом. Когда плачет мама – сердца разрывается. Ты невозмутим, подставляешь плечо, в которое можно поплакать, но сам контролируешь свои эмоции, хотя внутри тебя живет глубокая печаль. Начинаем копать, и оказывается, что во мне спрятана глубокая боль от того, что я потерял дом. Я любил родительский дом, провел в нём сознательную жизнь, и с ним связано множество приятных и радостных воспоминаний. Но никогда не замечал страдания по этому поводу в себе. Ну, вроде как и так понятно, что все это печально, но ты не распускаешь нюни, ведь ты же медитируешь, и способен пережить любое ненастье.

А боль? А боль продолжает жить в тебе. И вот пара вопросов по методу Лены – и вдруг слёзы на глазах. Оказывается, переживание за родителей маскирует твою боль от потери. Я ведь так и не прожил эту боль. Хорохорился, сам себя убеждал, что понимаю, карма, или экзамен, или бог знает что ещё. Интеллектуально замазал эту боль. Но ведь не прожил! А она живет во мне, и управляет моей жизнью. Рождает мысли обходить тему сгоревшего дома стороной, чтобы не спровоцировать переживания родителей. Или рождает желание провалиться под пол, или сбежать, когда плачет мама. Но нет, ты терпишь, потому что ей нужна поддержка. Но ты терпишь собственное страдание. 

А что, если прожить эту боль? Да, погрузиться в события, осознать потерю, и не подавлять слезы, которые начинают катиться. И они будут катиться. Пять минут, десять. И это больно – не бежать от боли, а проживать её. А потом, вдруг, ты чувствуешь огромное облегчение. И вот тут, внезапно, приходит благость. Ты прожил свою душевную боль, внутри образовалась пустота, которую начала заполнять благость. Это не значит, что ты теперь можешь опустить руки, и ничего не делать, чтобы помочь отстроить дом. Но это значит, что ты теперь работаешь с благостью на душе, а не в страдании, которое даже не осознавал.

Каким глупцом нужно быть, чтобы не бежать от боли? Кто хочет в неё погружаться? Есть ли среди вас хоть один? А жизнь наша строится таким образом, чтобы постоянно сталкивать с той болью, от которой мы бежим. До тех пор, пока не проживем её, и она не растворится. И приходят в жизнь люди, которые напоминают о боли. Или происходят события, которые напоминают о боли. Или приходит болезнь, чтобы ты прожил эту боль на физическом уровне, потому что на ментальном выстроил идеальную непробиваемую защиту, и по другому указать на боль уже невозможно. И получается, что мы живем не той жизнью, которой могли бы. А живем в постоянной рекурсии к невзгодам под разными соусами, которые тыкают нас носом в нежелание видеть жизнь такой, какая она есть.

Никогда не боялся за своего ребенка. Ну, живешь себе с мыслью, что Бог защитит его, веришь в это, стараешься даже мысли не допускать. На семинаре меня очень впечатлила боль девушки, у которой на руках чуть не умер маленький сын. У него оказалась аллергия на орехи. И мама испытала такой шок, что всю последующую жизнь выстраивала вокруг знания о том, что делать в случае повтора этой ситуации. Она знает все телефоны больниц, всё о симптомах этой аллергии, что делать в каких случаях, какие лекарства иметь под рукой, как оказывать первую помощь – да она могла бы курсы вести на эту тему. Но внутри живет страх, что с ребенком повторится эта ситуация. И этот страх управляет её жизнью, держит в постоянном напряжении, заставляя страдать.

Вы представляете себе, как прожить боль, что твой ребенок может умереть? Что ты опоздал что-либо сделать, как то помочь, и вот он мертв, а ты в бессилии взираешь на это. Девушка сильно рыдала, проживая эту боль. А вместе с ней вытирали слезы все присутствующие. И я в том числе. Оказывается во мне живет такой же страх. Просто я от него отмахивался, думая, что даже мыслями подобными можно привлечь такую ситуацию в свою жизнь. И в каждом из нас живет такая боль, которая старается управлять нашей жизнью. А если копнуть в эту боль глубже? Вдруг окажется, что за страхом потерять ребенка может быть боль осуждения родных и близких. Боль, что все указывают на тебя пальцами, проговаривая “Ты плохая мать, из-за тебя умер ребенок”.

Зачем проживать подобную боль, можете сказать вы? Проживая её, мы не становимся равнодушными. Мы по прежнему любим наших детей, и сделаем всё, чтобы помочь им в трудную минуту. Просто если случится чрезвычайная ситуация, которая требует от нас собранности и максимальной концентрации, потому что счет идет на минуты – мы не замрём в ужасе от шока. Потому что эта боль нагнетала внутри страх, и если мы не прожили её, то в нужный момент можем оказаться парализованы, ведь самый страшный кошмар становится реальностью. Если прожили боль – мы спокойно, четко и выверено делаем то, что нужно, и шансы помочь вовремя, спасти, значительно повышаются. Вот что я осознал, когда плакал вместе с этой мамой, для которой сама мысль о том, что ситуация может повториться, причиняет огромное страдание каждый! день. Какая тут благость на душе, когда ты несешь столь тяжелую ношу?

Я вдруг лучше стал понимать слова Иисуса “Спаси себя, и спасутся тысячи”. У меня тоже постоянно звучали слова, что мы исцеляем этот мир через себя, и занимаемся только собой. Пока же мы бежим спасать мир, мы просто убегаем от своей боли. Раньше я думал так – у тебя у самого куча нерешенных проблем, куда тебе давать советы другим? Ты сначала измени себя, проработай, только тогда станешь мудрецом, способным давать советы другим. Но теперь я понимаю это иначе. Вся наша индивидуальность восприятия строится на убегании от боли.

Что, если убрать всю нашу индивидуальность? Вдруг окажется, что мы гармоничные любящие существа. Ведь это единственное, что рождается в нас естественно. А всему остальному мы учимся. В детстве мама наругала за двойку, и мы приобретаем индивидуальные черты – теперь либо не верим, что можем учиться на отлично, и это влияет на нашу жизнь, либо стараемся так заслужить пятерку, что готовы лоб расшибить. А ведь достаточно было прожить боль, что я двоечник, и что не достоин маминой любви. Или нас бросает возлюбленный, и мы теперь не можем вступить в новые отношения, потому что не доверяем людям, боимся вновь открыть своё сердце. Вместо того, чтобы прожить боль, что я не так хорош, как думал, и меня можно предпочесть другому.

Даже звучит страшно – признаться себе в своём несовершенстве, и прожить боль этого несовершенства. Ну кто из нас готов? Нет, мы стали искусными лжецами, и придумали множество уловок, как убежать от этой боли. И теперь мы такие индивидуальные, у каждого черты характера, как раздражительность, или жалость, или равнодушие, или чрезмерное усердие, либо ещё множество самых разных характеристик. Которые, по сути, остаются способами убежать от той боли, которую мы не хотим прожить.

А какой будет жизнь без страданий, если вовремя прожить боль? Какой будет жизнь, если эта боль не будет управлять нашими мыслями, поступками? Какой будет жизнь, если она идёт не на фоне страдания, а на фоне благости на душе? Что, если нет нужды посылать нам разных людей, ситуации, или болезни, чтобы столкнуть нас нос к носу с болью, от которой мы бежим? Потому что мы принимаем жизнь такой, какая она есть. И проживаем боль так же, как радость, целиком и полностью вовлекаясь в эти чувства, которые важная составляющая жизни, как опыта нашей души. Мы не поймем жизнь, познав лишь радость, потому что вряд ли кто поставит под сомнение факт, что жизнь, это не только радость.

Для меня семинар Елены Гуськовой помог найти очень важный пазл в мою картину мира. Жизнь – это спектр чувств и переживаний, от благостных, до горестных. Медитация научила меня контролировать свои чувства. Научила прятать их так далеко, что я сам себе начал казаться бесчувственным. Но медитация нужна не для того, чтобы сделать из нас безэмоциональных роботов. А для того, чтобы мы осознавали свои чувства в каждом моменте. Я готов признать, что во многом шёл по ложному пути. И что только сейчас я могу научиться жить. И, конечно, я не оставляю практику медитации, просто теперь она послужит мне как никогда прежде.

Я хочу поделиться с вами ссылкой на сайт Елены Гуськовой, где вы можете узнать о ближайших семинарах, что она проводит. Это может показаться рекламой. Но, на самом деле, это я сказал Лене, что хочу написать статью, чтобы выразить свои чувства, и поделиться тем, что осознал. И попросил ссылку, которой можно поделиться с читателями статьи, которые заинтересуется методом “Сатори Хилинг”, автором которого и является Лена. Это моя инициатива. Потому что я настолько проникся своими осознаниями, что сделал бы этот метод даже частью школьной программы, если бы мог. Ведь научить детей вовремя проживать свою боль легче, чем взрослого. Они ещё не научились так ловко и умело, как мы, маскировать свою боль. Маскировать, чтобы не проживать то, что проживать не хочется. 

Это сайт Елены Гуськовой: https://elenaguskova.ru

Лена ведет интересный блог. Она занимается не только развитием своего метода, но и психосоматикой, гомеопатией, лечением пиявками.

А ближайший курс по методу “Сатори Хилинг” пройдет онлайн. И узнать подробности можно по этой ссылке: https://elenaguskova.ru/satori-hiling-bazovyj-kurs-on-lajn/

Хотя я, конечно, очень рекомендовал бы посетить семинар и вживую. Просто потому, что я сам участвовал вживую, и видел, насколько это эффективно.

Честный разговор: Сатори Хилинг
Здесь на фотографии так много мужчин, что вам будет сложно найти меня 🙂

Лена раньше публиковала в своей группе мои статьи, но я не отвечал взаимностью. Потому что не понимал сути того, о чем она говорит. Я делюсь всем этим с вами сейчас прежде всего потому, что теперь это мой личный опыт, и я знаю что рекомендую. 

Казалось бы, основная идея понятна. Но когда я вернулся домой, и эти дни старался нащупать свою боль, разбираясь с различными реакциями, возникающими внутри меня – не очень получается. Может я понял метод Лены, но мне ещё учиться и учиться тому, чтобы быть честным с собою. Я умелый лжец самому себе. У меня замечательный симбиоз с Низшим Я – оно помогает мне избегать боли, а я живу по его правилам. На семинаре у меня тоже не получалось найти свою боль. Но вот подходит Лена, несколько точных вопросов, и вот уже комок у горла, красные глаза, и я понимаю, что уткнулся в свою боль. Быть честным перед собой не просто. Потому и предлагаю лучше понять этот метод под руководством самого автора.

Главное, что я почувствовал – Елена вложила в этот метод всю себя. Это не философия, это её личный опыт, на основе которого она разработала Сатори Хилинг. Я могу её назвать профессионалом, который легко вскроет Вас за пару вопросов, столкнув с собственной болью. А потом вежливо отойдет в сторону, чтобы не мешать вам эту боль прожить без убегания.

И мне не жалко рекламировать методы, в эффективности которых я убедился. Чем раньше мы научимся видеть душевную боль, и трансформировать её в душевную благость – тем раньше мы увидим мир, в котором мы не настолько разные, как думали. И ближе к единству, чем когда-либо ранее.

Благодарю, друзья. Всегда Ваш, Шанни.

Дорогие друзья, лучшей благодарностью за данную статью будет поделиться ею в социальных сетях, нажав на иконки ниже, а также поделиться своим мнением в комментариях. Благодарю! (Шанни)

Подпишись на новости сайта, чтобы быть в курсе новых статей 😉